Хочу начать с того, что в тревоге как таковой нет ничего противоестественного. Это механизм, предоставленный нам мудрой природой для выживания.